?

Log in

No account? Create an account

Цикл

Цикл.
.





-Нахуя ты так обхуячился? Опять…! Иногда мне кажется, что ты без этого не можешь.
-Чего не могу?
- Да вообще ничего не можешь…
-Ну, как…ты же знаешь…я…я…я – русский поэт,…а это просто…
-Какой ты нахрен поэт…да…11 классов школы, курс в институте, полкурса в каком-то колледже…ты просто…короче, обычный наркоман ты.


Петроградский район – самое романтичное место в Питере. Улицы, небольшие магазины, кафе, дворы- колодцы,- там витает дух города.

-Блядь, короче, тема такая: я тут читал одну книжку…
- Заебал! Заебал ты со своими книжками! Ты обхуячен в пизду. Какие книжки?!
- Рей Брэдбери, ну это такой писатель...там ещё марсиане, а может и не марсиане, высаживаются на землю…Блядь, я забыл…
-Вот и охуительно. Ты реально задрал со своими книгами и прочей хуйнёй.
-Ладно, похуй. Спиды остались ещё?
- Не, не. Мы же идём в «Тоннель», перед клубом в парадке ёбнем. Тебе ваще лучше сейчас не хуячить…ты же пиздец…ты убитый нах…ещё там марки свои…нас, бля, не пустят…
- Да пустят …нормально всё, вроде.


Подворотня неподалёку от клуба «Тоннель».
Реальности больше нет, есть только осколки воспоминаний. Мусорная свалка образов, разбитых о прочность действительности. Какие-то жуткие интегралы, пределы, дифференциалы. Куски картин Ван Гога сменяются кадрами из телевизионных передач, малобюджетных фильмов, фотокарточек. Звучит музыка диско, что-то приторно-сладкое, с душком восьмидесятых, потом она сменяется техно девяностых годов, потом эмбиентом, потом группой Prodigy, потом каким-то олдскульным русским роком, потом звучит песня со словами: «Такого, как Путин…». Ван Гоговская «Стая ворон над хлебным полем» сменяется на кадры расстрела Дома Советов, Норд - Оста, Беслана…
По Зверинской улице тащится ментовский уазик.
- Мудааак! Хули ты так орёшь?! Сейчас эти пидоры услышат.
- Я что орал?
- Да ты совсем псих. Ты орал, как блядь в парижском борделе. Ты совсем в неадеквате. Твои марки…у тебя, по-моему, крыша едет. Ладно…Нюхать будешь?
-Давай.
- Тебе никогда не казалось, что все события постоянно повторяются, то есть повторяются не события, а смыслы, вернее я хочу сказать, что смыслов не так много, это своего рода цикличность. Или…
- Нахуй! Рассказывай лучше, что у тебя там с Юлей? Чего она ушла спать?
- Я…я…я хотел сказать, что влюбляешься не в человека, а в образ, который сам себе рисуешь, а настоящий человек, ну тот, который в реальности, может совсем не совпадать с тем, что ты представил, или даже быть полной тому противоположностью. А существует ли этот реальный человек? Я никогда не видел реальных людей, я видел только проекции своего сознания, совсем независящие от объективных обстоятельств, типа пространства – времени.
- Всё, пошли в клуб, ты заебал…

У входа в клуб «Тоннель». Два низеньких парапета, обхуяченные подростки, толкотня, мелкий моросящий дождь, блики фар проезжающих машин бегают по телам людей, словно солнечные зайчики. Какой-то мудила роняет бутылку с пивом, она разбивается…
Электричка ехала медленно, банка «Ягуара» почти закончилась. В вагоне был я один. «Бесы» Достоевского никак не желали переворачиваться с 365 страницы; алкоголь действительно действует угнетающе на центральную нервную систему. В вагон вваливаются четыре подпитых мэна, с видом типичных провинциальных гопников, с типичной для этой прослойки населения лексикой; громко разговаривают, в руках у одного из них, опять же, типичный для подобных типов, полиэтиленовый пакет с гигантским количеством пивных бутылок.
- Слышь, пацанчик, ты чего книжки-то читаешь? Студент что ли? О, Достоевский, охуеть, бля…
-Да нет, не студент.
-А нахуя тогда читаешь?
-Я люблю читать, вроде.
-Ну, ты.... бля…Пиво будешь?
- Буду.
- Нахуя тебе все эти книжки…, бля, понимаешь, они тебе никак в жизни не помогут. В жизни самое главное бабки. Это самое главное. Есть бабки - есть бухло - есть наркота - есть тётки! А чё ещё надо?!
- Ну да, наверно…
- Ну вот. Бля … ты - пацан нормальный…, пошли в тамбур гашика дунем…,у нас бутик ещё есть…
-Пошли.
Гашиш был прушный. Бутират я никогда не любил, но вставило меня с 3 пробок конкретно.
Сумеречный пейзаж современной Ингерманландии начал ускоряться, сложно было различить породы деревьев, окно в тамбуре было грязным, пахло мочой, сигаретами, электричкой. Луна катилась на юг, поезд на восток, мысли в вечность.
- Паааааацаааааааан! Пааааацаааааааан…Ты чего там уставился? Тебе когда выходить?
- Все дороги ведут на Финляндский вокзал, или…
- Ты чё, бля, это в другую сторону, поезд до Невской Дубровки!
Все дороги ведут на Курский вокзал, дверь открылась, ангелы заткнулись, как и положено тупым ангелам.

- Когда в броне поезда Петербург – Москва
Пунктирная линия связывала слова.
Когда во тьме еле видных станций,
Среди дождей,
Галимых менструаций
Неба.
Без зрелищ и хлеба.
Она глотала минеты,
Как шоколадные конфеты,
И облизывала так упорно,
А поезд ехал, и рогами рисовал на горизонте порно…

- Эээ…блин…ну тебя опять накрыло. Опять стихи. Девчонки, это он сожрал там какой-то квадрат, или треугольник, короче, марку какую-то…он ваще нормальный…тока сегодня перекрыло…
- Нихуя меня не перекрыло…
- А ты что, типа, поэт?
- Ну, типа, того…
-Да…он поэт…поэт, наркоман…
- Почитай ещё чего-нибудь
-Да я сейчас не помню ничего, ну то есть помню, тока…
- Всё, заходим в клуб, пока тебя попустило…

У входа в клуб, парочка охранников выталкивает очередного мудака перебравшего наркоты. Культовое место середины девяностых, вскоре превратившееся всего лишь в бренд; вместо прогрессивных слоёв общества теперь там собирается плебос, любящий поколбаситься, понюхать, или на крайний случай побухать. Сейчас сложно поверить, что питерская клубная культура начиналась со сквотов, некоммерческих вечеринок, энтузиазма, самоорганизации. Сейчас просто часть шоу – бизнеса, продаваемая вдоль и поперёк; толпы пляшущих амфетаминовых мумий, двадцатитысячные фесты, реклама, радио, телевидение. Иногда кажется, что лучше бы эти парнишки попивали «Портвейн-777» и продолжали отплясывать под Юру Шатунова.

-Слышь, ты, покажи паспорт!
-Чего?
-Тебя паспорт просят показать
- Паспорт?
-Да.
-Сейчас покажу, сейчас…
- Вот! (Показываю паспорт.)
-Это чё за хуйня?
-Паспорт.
- Сколько те лет, парень?
- Там же, блядь, написано…двадцать…у меня днюха сегодня…Хей! Я не слышу поздравлений.
- Тут написано, что ты родился седьмого сентября восемьдесят седьмого года…это как?
- Так, бля, просто…седьмого сентября восемьдесят седьмого года, чего непонятно?
( Толпа начинает охуевать. Заминка затягивается. Кто тупо ржёт, кто-то матерится по поводу задержки. Охранник пытается восстановить привычное восприятие реальности.)
- Ты где эту хуйню взял?
- Что взял?
-Паспорт…этот.
-Где? А где получают паспорт?! В ментовке, ясен хер…
- Но ты не мог…это хуйня какая-то…
- Чего не мог?
- Не мог родиться седьмого сентября восемьдесят седьмого года.
- Какого хуя? Как это не мог? Родился же…
Лица людей начинают напоминать волчьи морды, превращение происходит медленно, чем – то напоминает фильм «Американский оборотень В Париже». Контроль и самообладание. Я не настолько обхуячен. Этого не может быть. Я просто немного ушёл в себя. Ебаные психоделики! Завтра перейду на бухло и опиаты… если не попаду в дурку.
( Охранник смотрит на меня, как на сумасшедшего.)
- Сегодня седьмое сентября 1987 года…ты не мог…
- Не может быть…
( Судорожно нащупываю в кармане телефон…-нету…блядь,- проебал!)
- Серёга, скажи ему какое сегодня число, и какой сегодня день, а то он чё-то тупит…
- Ты чё не помнишь?
- Просто этот мудила говорит, что сегодня 7 сентября 1987 года.
- Ну, да… всё так…
- Что так?
- Сегодня 07.09.1987.
-Нееет…!!!!

Кеды марки Circa на тётке, стоящей рядом, медленно переплавляются в обувь производства завода «Динамо». Надпись « Сoca-Cola » на входом в продуктовый магазин сменяется надписью «Булочная». Старенький Мерседес, припаркованный на другой стороне Любанского переулка, неожиданно исчезает.

- Ты, кого мудилой назвал, сука?!!
( Далее следуют несколько сильных ударов жилистым кулаком в область черепной коробки. Я падаю на мокрый асфальт.)

В комнате работает телевизор: красный фон, какие-то мужики рассуждают о всяких малопонятных вещах, ещё менее понятным языком. Реликтовые излучения. Теория относительности. Единая точка прошлого, настоящего и будущего. Время относительно.

Сегодня седьмое сентября тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года, через каких-то два месяца Бродский получит нобелевскую премию. Через четыре года распадётся великая социалистическая империя. А пока на дворе перестройка и гласность. Дует ветер перемен.
Куда же делась моя жизнь?! Она же была?! Или это был просто неустойчивый мираж, и сейчас пришло время его крушения. Но у меня же есть воспоминания, есть чувства. Я всё помню… Как года в четыре меня привели в детский сад, этот концлагерь; я долго плакал, когда видел, как моя мать уходит. Я не мог с этим смирится. С жизнью по распорядку, с постоянным нахождением вокруг меня этих непонятных людей, непонятным разговорам. Я плакал каждое утро в течение недели, а потом мать перестала меня туда водить. Это была первая моя победа, по крайней мере, которую я могу вспомнить; правда, в шесть лет меня всё равно туда запихнули, и я провёл там целый год. Я помню балет «Лебединое озеро» по всем трём каналам телевидения 19 августа 1991. История вершилась на моих глазах. Я помню последнее выступление Горбачёва, где он говорит, что складывает с себя полномочия, а СССР перестаёт существовать. Помню корейский телевизор «Кек» с пультом дистанционного управления, советский видеомагнитофон « Электроника ВМ-312»; помню, как смотрел на нём американские мультфильмы. Хотя я много чего смотрел. Я определённо был нестандартным ребёнком. Интересно кто-нибудь ещё, кроме меня, в 5 лет смотрел бесконечные прямые трансляции заседаний Верховного Совета?!
Я помню приватизацию, помню фамилию Чубайс и слово «ваучер». Я, наверное, слишком много тогда смотрел телевизор…
Помню, как на расписании пригородных поездов станция Ленинград поменялась на Санкт-Петербург.
Помню, как пошёл в школу. В первый раз в первый класс…ля-ля-ля…первая учительница, букетик дачных цветов…бла - бла - бла… Плохой почерк…меня даже направили его исправлять в какую-то шарагу, типа сектанты какие-то, порчу там из меня изводили, видимо так и не вывели…
Помню лето, то есть то лето, которое было раньше, почему-то раньше оно было больше лето, чем сейчас. Каждое лето на даче: велосипед, футбол, закидывание камнями парней с соседней улицы, лес, поход за грибами (не...не...не галюценогенными). Познание мира исключительно эмпирическим путём, никакой теории, философских (идиотских!) размышлений,- только практика, только жизнь.
Снова телевизор: чеченская война, город Грозный, площадь Минутка, куча покалеченных российских солдат, кровь, трупы, ковровые бомбардировки, репортажи телеканала НТВ – типа, блядь, такая операция по наведению конституционного порядка .1995 был годом свиньи.
Бандитские разборки на телеэкране и в соседнем дворе. Помню, как шёл в школу: выходил из квартиры, у меня на седьмом этаже вмазывались героином, повсюду валялись шприцы, лифт не работал, вся лестница была расписана пентаграммами, названия рок - групп тип «Nirvana», « Алиса», стандартной матерной руганью, признаниями в любви, на втором этаже дети примерно моего возраста сидели с пакетами на голове, а повсюду валялись тюбики клея «Момент». Во дворе кого-то пенали, я обходил стороной гоп компании, у помоек толпы людей добывали себе пищу.
Помню, только что открывшиеся, рестораны типа Макдональда: гамбургеры, чизбургеры, картошка фри – всё было таким новым, вкусным, привлекательным. Прогулки с родителями по центру города. Набережную канала Грибоедова солнечным весенним днём, Смольный хмурым осенним вечером, 25 трамвай который хреначил через весь город от метро Купчино до Финляндского вокзала, что-то тина обзорной экскурсии по городу, по цене общественного транспорта.
В 1996 году Ельцин выиграл президентские выборы в соперничестве с Зюгановым (говорят подтасовка).
В1997 году я окончил начальную школу, причём на удивление хорошо, средний бал у меня тогда был что-то вроде 4,8 , а любимым предметом была математика. Этот год вообще выдался на удивление охренительным: рост благосостояния, сок “Nico”, куча тортов, плееров, игровых приставок. Как-то раз ночью я слушал плеер и поймал радио «Модерн». С тех пор я начал слушать музыку. Любимой группой тогда была “ Modern talking”.Ну, были ещё “Prodigy”, и ещё какие-то группы. Помню деление на рэперов и кислотников ( к чему оно тогда было?),репортажи о ночных клубах, тусовках, клубных наркотиках, мечты на эту тему (теперь я сам пишу такие репортажи [smile}). Осенью я пошёл в пятый класс, первый раз не сделал домашнего задания по русскому языку, начал понемногу вставлять в свою речь арго. Пацаны в классе начинали курить, девчонки начинали становиться девчонками.
1998 год был годом тигра, матери и отцу исполнилось по тридцать шесть, я закончил пятый класс с пятью тройками, и одной пятёркой. Помню, как накануне 17 августа не проспавшийся Ельцин тряс кулаком, и заявлял, что девальвации не будет, а на следующий день доллар пополз вверх, вместе с ним цены. На меня финансовый кризис мало повлиял, правда, сок сменился на «Добрый», а тортов стало меньше. Компакт - кассеты заменил СиДи, попсу и элетронщину заменил русский рок. Осенью 1998 я начал слушать группу «Король и Шут», сейчас даже сложно вспомнить, как я её узнал.
1999 был годом кролика или кота (как там точно?). Это был мой год, в сентябре мне исполнилось 12 лет. В этот год я начал по- настоящему увлекаться футболом. Зенит выиграл кубок России. Сборная России обыграла Францию 3:2 на Стад де Франс. Осенью Россия не выиграет у Украины в Лужниках(1:1) и не попадёт на Евро-2000, а Зенит займёт восьмое место в чемпионате.
В правительстве постоянно менялись премьеры, пока в августе Ельцин не объявил, что премьером и последующим преемником будет, никому тогда не известный, директор ФСБ Владимир Владимирович Путин. Осенью начались взрывы домов в Москве, вторая чеченская война, Путин сказал свою сакраментальную фразу о том, что террористов будем мочить в сортире, слетал на истребителе.
Лето в тот год было жарким, солнечным. Именно в то лето у меня появилась первая, и возможно вечная любовь. Её звали Настя, племянница одного моего другана; самое интересное, что я знал её до этого на протяжении нескольких лет, но только в этот год почувствовал что-то. Позже, через несколько лет, она будет принцессой поллюций всех моих друзей, и выберет себе в парни не меня. Она ничего не понимала…
Под Новый Год Ельцин преподнёс ещё один сюрприз: «Я устал, я ухожу…», смахнул слезу, попросил прощения. Я уже в тот самый момент чётко понимал, что эпоха меняется ещё раз. Второй раз на протяжении моей жизни история страны заложила вираж, моя судьба же пока двигалась прямолинейно и равноускоренно.
2000 год был годом дракона. Именно с этого года воспоминания начинают, становится более расплывчатыми. Я закончил седьмой класс без пятёрок и с пятью тройками. Классы переформировывали. Я сжёг свой дневник 27 мая в день города, и день окончания учебного года.
В марте Путин стал таки президентом. В августе утонула подводная лодка «Курск», на телевидении впервые за долгое время появилась цензура.
Особенно запомнилась фраза Путина в интервью какому-то иностранному телеканалу, где на вопрос: «Что произошло с лодкой?» он отвечает «Она утонула…» и улыбается.
Летом на даче я впервые выпил пива, это было пол бутылки Балтики № 3. Ещё я выкурил первую сигарету Marlboro light.С этого года моя жизнь начала меняться – из домашнего мальчика я начал превращаться в уличного. Осенью я пошёл в восьмой класс. Вокруг меня были совсем другие люди, я был практически один. До этого момента всё в моей жизни было легко, никаких враждебно настроенных личностей, всё, как я хочу. И тут – бам... тебя чмырят, унижают, а ты даже не знаешь, как на это реагировать. Помню, как одна тётка вылила мне на голову пол бутылки липкого лимонада, а я даже ни сказал, ни слова, сейчас я бы наверно проломил ей голову. Год был тяжёлым.
В конце года - символичное событие, Россия затопила орбитальную станцию с также символичным названием «Мир», может просто метафора, но с тех пор мир начал тонуть, воспоминания становятся менее чёткими, осознание более сложным. Наступала та самая эпоха путинской стабильности), говорю: стагнации), конформизма, оппортунизма, бонапартизма и похуизма.
2001 – первый новый год, который перестал быть для меня праздником, суета схавала его, обыденность растворила остатки.
Я закончил восьмой класс с шестью тройками. И в конце учебного года снова сжёг свой дневник. Лето снова было на даче. Мы начали часто бухать. Джин - тоники, напиток «Текила Молотов коктейль», винный напиток «Сладкая Сказка» из стаканчиков, моя первая любовь- Настя, преуспевала в этом больше всех. Напивалась по - полной, в приятном тумане я лапал её, за груди и жопу. Время было полным романтики, познание мира теперь проходило медленнее, но всё равно было достаточно активным. Дачный сезон закрывали пьянкой, один чувак толкнул меня, когда у меня в руках был топор, и я чуть не пробил Насте голову, топор ударил её топорищем по голове, она плакала, и я был готов заплакать вместе с ней. Осенью я впервые тяпнул водки.
Теракты 11 сентября, прямой эфир, Бен Ладен, алькаида. Я был человеком из девяностых, выросшим на криминальной хронике. Смерти тысяч людей не производили впечатления, это было просто шоу, блокбастер без Брюса Уиллиса, реалити совсем не воспринимаемое как реальность.
2002 год начался незаметно, как будто бы и не начинался вовсе. Пьянки стали достаточно обычным делом, я начал курить. Закончил девятый класс. Моё положение в обществе стабилизировалось, я, типа, доказал коллективу, что пацан нормальный. Всё меньше дней становились примечательными. Больше записей в записной книжке. Больше знакомств. Мечты о том, чтобы стать панк - звездой, судорожные попытки вспомнить чему меня когда-то учили в музыкальной школе. Последний звонок. Распитие водки и пива. Весна. Мой друган , валяющийся на бульваре в неадеквате.
Лето с каждым годом становилось всё более пьяным. Моя любовь напивалась, трезвела, меняла парней, ебалась, напивалась, ебалась. Я тоже бухал…много…до ублёва. Помню: как-то выпил бутылку коньяка, запивая всё это «Портвейном-72», проблевался прямо на ковёр, и чуть не захлебнулся. (Алкоголь тоже бывает опасен.) Помню чемпионат мира по футболу, водку «Кузьмич», как один мен погасил ебалом костёр, пиво «Хольстен» и «Лёвенбрау».
Меня взяли в десятый класс. Осенью начался очередной учебный год. Литература. История. В этом году я полюбил эти предметы, особенно историю.
В ноябре моя первая любовь улетела в Австралию, так ничего и не поняв. Я был расстроен. Она уже не была для меня идеалом, но осталась эталоном, которым я до сих пор меряю тёток. Перелом, надлом, непонимание. Отчаяние. Депрессия, наверное, первая за жизнь. Бесконечный набор на телефоне 312-77-60 (я помню до сих пор!). Крушение иллюзий.
Первые сознательно прочитанные книжки Михаила Швеллера «Легенды Невского проспекта» и «Всё о жизни».
В 2002 террористы захватили Норд-Ост. Теракт в прямом эфире. Мовсар Бараев, проверяющий микрофон, говоря « раз...раз...раз...» Его задушат газом вместе с сотнями заложников, спецназ был на высоте.
Год заканчивался обращением президента, блевотоподобным салатом оливье, грустью, надеждами на лучшее. Под распитие водки год перетёк в 2003.
В жизни наступила инерционная фаза, всё происходящее не имело смысла. Зима в первый раз показалась мне очень затянутой, холод ужасающим; я жил в ожидании весны. Весна пришла, так ничего и не изменив. Сложно что-то вспомнить. Всё было весьма безлико.
Я закончил десятый класс с тремя тройками. Лето было дождливым. Пьянки, дни рождения, утренняя головная боль, «Цитрамон – П», иллюзия романтики. Разбитое кулаком зеркало в прихожей. Жажда бабла, ебли, тачек, бухла – так свойственная моему поколению.
Осень подкралась незаметно. Сентябрь. Павловск. Пространственные изменения. Торможение, первое отчётливо ощущаемое торможение. Жизнь стала становиться не действием, а рассуждением на тему действий.
Я пошел в 11 класс. Подготовительные курсы, желание поступить в университет. Метрополитен. Улица Марата. Время без всяких забот и желаний, внутренняя деградация и внешний шаг вперёд.
Компьютер и Интернет, увлечение политикой и группой Гражданская Оборона. Анкета на вступление в НБП. В кабинете истории повесили портрет Путина.
Пиротехническая канонада за окном, предвещающая наступление нового года. Водка в грязном баре. Бляди - официантки. Наступил 2004.
Школа, курсы, гулянки. Каждый вечер, возвращаясь с курсов, я покупал в ларьке у метро Лиговский проспект алкоголь, и распивал его на протяжении двадцатиминутного пути на трамвае до дома.
Стихи Маяковского, первые по- настоящему понятые стихи. Коммунизм. Равнение на пролетариат.
Надпись «ЛОХ» на портрете Путина в том самом кабинете истории.
Весна. Досрочное поступление в университет. Последний звонок (Теперь действительно последний.). Окончание школы без троек, со средним баллом 4,5. Выпускной в клубе «Сайгон»: салаты, вино, водка, танцевальная музыка, фотографии.
Лето. Снова Дача. Пьянки. Первый выкуренный косяк, пара плюшек гашиша. Гитара. Костёр. Спирт с демидролом. Притуплённость чувств. Эрекция. Тётки, и поцелуи с привкусом перегара. Попытки казаться умным среди идиотов, и идиотом среди умных. Тачки. Осенью мы с одним чуваком спиздели шестёрку с соседней улицы, покатались несколько часов, покатали тёлок, выпили водки, прокололи колесо и бросили. Это было, кажется, первое моё преступление, попадающее под статьи УК РФ.
Осень. Университет, непонятные предметы типа начертательной геометрии и высшей математики. Ощущение совершённой ошибки. Я определённо попал не туда. Судорожные поиски выхода. Новые знакомства. Распитие напитка «Клюква на коньяке» перед входом в здание университета Технологии и Дизайна на Моховой улице. «Виноградный день» (каждый день!) Кафе Афишка, на той же самой Моховой улице. Альбом группы Психея «Герой поколения бархат» записанный на болванку. На той же болванке альбом ПТВП «Кровь и сперма», прослушанное раз десять, Intro с этого альбома, остальная часть осталась непонятой (на тот момент). День рождения бывшего одноклассника, нереальное количество выпитой водки, галлюцинации на почве абстинентного синдрома.
Расстрел Беслана: отчаяние и непонимание.
Тёплая зима с зеленеющей в декабре травой. Новый год прошёл мимо моей головы. Магазин «КИР» на Большой Морской, скамейка неподалёку от этого магазина, относительно дешёвый алкоголь.
Весна пришедшая поздно. Коктейли на бульваре на улице Турку, первая действительно патологическая депрессия. Прогулки в одиночестве по спальному району, садик на Пушкинской улице, с бомжами, распивающими там сивуху и расстреливающими за час пачку сигарет. Поиски смысла жизни и самореализации. Цинизм начал сменятся романтизмом. Трава и гашиш. Прослушанный почти в полном неадеквате альбом ПТВП «2084», втыкание в поэзию, лирика.
« Белые ночи сожрёт июль,
или подавится ливнем,
если увидим ментовский патруль,
наркотики скинем».
Опять депрессия. Амитриптилин. Седуксен. Тазепам. Карбамазепин. Феназепам. Уход из универа по собственному желанию (ДА,ДА!!!) Праздник Алые Паруса, девочка из Москвы (как же её звали?), надежды и их крушение. Работа продавцом DVD в какой-то шараге, непонятно зачем. Девочка из Финляндии на даче у знакомого (её тоже звали Настя…), встреча и быстрое расставание. Память на всю жизнь, и укол в сердце. Героин в чёрной сумке, привезённый из Мги. Куча бабла, которое некуда тратить. Амфетамин, экстази, какие – то сильные психоделики, алкоголь и бляди в неограниченных количествах. Конец лета, счастье, что закончились бабки. Поступление в Педагогический колледж. В записной книжке 350 номеров. Наркоманские тусовки в районе Лиговского проспекта, страх перед героином, буржуазная нирвана, первые несколько стихотворений.
Прочитанные «Нехардкор» и « Техника Быстрого письма». Реланиум и фенобарбитал по палёным тёркам в государственной аптеке на Садовой. Работа курьером. Окончание осени в барбитуровом тумане. Крышесрыв. Истерики. Стихи.
Холодная зима 2006 года, сиропы от кашля, трава, алкоголь. Уход из колледжа (снова по собственному желанию). Весна. Тусовки. Транквилизаторы. Воспоминания становятся всё туманнее, реальность практически перестаёт существовать. Клубы. Непонятки. Куча прочитанных книг. Марсель Пруст.
Существование не в жизни, а в стихах.
Такое же туманное лето. Книжка « Это я – Эдичка» Эдуарда Лимонова. Потеря классовой ориентации.
Осенний лес, стук топора, костёр. Псилоцибиновые грибы. Водка.
Транквилизаторы, уклонение от воинской службы, ненависть к системе.
2007-ой с абсентовым послевкусием, и нервной дрожью от стимуляторов. Взорванное лето. Бред, нигилизм, похуизм. “Strange day”……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Декабрь 2007. Москва. Курский вокзал. Отходняк. Две девочки стоят рядом.
- Время действительно ускоряется. События перестают иметь значение. Большая половина жизни, если рассматривать не время, а ощущения,- уже прожита. Искать утраченные фрагменты бессмысленно. Только удалятся в ностальгию, прошлое не даёт ответов; впрочем, настоящее тоже. Есть только пути: станции, полустанки, вокзалы, которые являются лишь промежуточными остановками. Конечной станции нет. Движение- всё.

- Ты чего, задумался?
- Да так. Подумал…А если бы всё-таки сделать машину времени,…хотя, нахрен она нужна…Уэллс…
- Ты о чём?
- О том, что дороги не ведут на Курский вокзал … они никуда не ведут!…
-Ты какой-то бледный…
- Ну, не ведут на Курский…нет…нет…нет…
- Так………..А что мы здесь делаем?
- Хрен знает……………Поехали на Павелецкий………………………………………………………………… …………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..

Москва свернулась, как удав,
Амфетамином и травой,
Грязной пеной облаков,
До отвращения неоновой стеной
Стеклянных домов,
Витрин дорогих магазинов.
Параноя оказалась стабильной.
Плюс на мину – даёт минус.
Но слишком сильной
Оказалась реальность.
Конфликт был совсем неуместен
Река текла, загибаясь,
В очередную бездну.
Вечность потеряна!
Последний шанс
был упущен.
Мой поезд отходит в 10:06


Вяло текущая шизофрения.


Утро, которого не было.


Это было очередное барбитуровое утро. Вернее утром это можно было назвать с большой натяжкой, время было около 5 вечера.2005 год мучался в предсмертных конвульсиях. Декабрь, кажется 20 или 18 число. Итак, я вышел из очередной квартиры – притона и оказался на относительно свежем воздухе. Ах эти питерские дворы – колодцы в центре. Я был где-то в районе метро «Владимирская»,кажется, это была улица Достоевского. Пёрло меня конкретно. Я присел на скамейку в одном из таких дворов. Воняло помойкой, изредка нетвёрдой походкой проползали местные бомжи. Я достал из кармана пачку сигарет Пётр первый, долго пялился на неё, как идиот, потом всё-таки достал и закурил последнюю сигарету. Меня полностью размазало по этой ёбанной скамейке, хотелось пить и ебаца. Добраться до дому не представлялось возможным, в голове полная муть, а денег практически не было. А ещё очень хотелось как-нибудь сняться с этой грёбанной барбитуры. Да,- это опять – таки был передоз. Тёмно-фиолетовое небо было так низко, что казалось оно сейчас плюхнется вниз, и выдавит мои кишки на асфальт.
Тем временем во двор закатил ментовский уазик, я поспешил ретироваться, но споткнулся о выбоину в асфальте. Моя паника оказалась лишней, даже после моего звучного падения, эти пидоры не обратили на меня никакого внимания. Впрочем, я всё равно решил сменить место дислокации, и перебрался в соседний двор. Скамейки там не было, поэтому я просто измерял этот двор шагами вдоль и поперёк. Очень хотелось пить. Видимо прошло довольно много времени с того момента, как я вышел на улицу; небо стало совсем чёрным, я ощутил, что сильно замёрз. Остановил какого-то мужика, спросил время, стрельнул сигарету LM Light. Время было уже 8 часов вечера.
-Ебись в рот, сколько же я проторчал на этой скамейке, надо определённо валить домой. Только бы попить ещё, и поебаца, или хотя бы подрочить, а то нахрен сдохну от спермотаксикоза.
Мой наркотический психоз продолжался. Я в центре, обдолбанный никак не отпускающей барбитурой, без денег и даже без сигарет.
-Думаю в таком состоянии в метро мне идти не стоит, а денег на маршрутку никак, блядь, не собрать. Не идти же мне стрелять мелочь. Вокруг этот ёбанный город, эти дворы, гопота, менты, короче полный пиздец.
В этот день я впервые начал сомневаться в абсолютности своего сознания, я методом наркотической паранои опроверг ленинский принцип отражения. Метафизика и экзистенциальность в тот момент были для меня единственным способом существования. Мой внутренний мир подменил внешний. Я видел фиалки, солнце, мулаток в открытых купальниках; а на деле меня окружал враждебный холодный, тёмный город. Я никогда не любил Петербург(в том смысле, в котором это подразумевают тупые болваны, кричащие, что всё в этом городе прекрасно, и что для них не существует других городов);я не любил морозы, сильный ветер, постоянную слякоть, и вследствие этого свой хронический насморк. Но, несмотря на всё это Петербург- это город моей детской мечты, город первого поцелуя, город разочарований, город слёз, страха, любви, ненависти- в общем город жизни, моей ёбанной жизни, моей ёбанной жизни. Я никогда не жил в другом городе, и может быть никогда не поживу…
Я продолжал очерчивать двор неровным ритмом своих шагов, очень хотелось пить, курить и трахаться. И тут случилось неожиданное – моё сознание полностью утратило контроль над действиями остального организма – из подъезда вышла девчонка лет семнадцати в клетчатой, в шотландку юбке,(конечно на ней было одето ещё много всего, наверное, куртка, чулки и.т.п., но я обратил внимание только на юбку. Я всегда, начиная лет с семи рисовал у себя в голове образ эдакой SEXY-GIRL, год от года появлялись и исчезали разные детали, но неизменной оставалась клетчатая, -нет не просто клетчатая, а именно в шотландку-юбка.) Я быстрыми и оттого неуклюжими шагами направился к ней.
-Привет. Эээ…хм … у тебя не будет сигаеты?
Я встал перед ней преграждая ей дорогу к выходу из двора. Передо мной не было зеркала, но каким-то седьмым, или десятым чувством ощущал, что моё лицо краснеет, когда я смотрю на неё, блядь, оно просто становится пунцовым, а губы расплываются в омерзительной блаженной улыбке. Она достала из кармана пачку сигарет (не помню точно каких, но они были тонкие и с ментолом).
-Ты такие куришь?
-Хм….э-э-э, в принципе да, …да
Она дала мне сигарету и закурила сама. Она была прекрасна- та самая грань между невинностью и порочностью, мне хотелось её. Нужно было завязать разговор, но как это сделать я не представлял, а действовать было нужно. Главная проблема в том, что мой внешний вид не вызывает доверия, а мысли вязли в фенобарбетале, как ноги в болоте.
-Э-э-э …а ты куда сейчас идёшь?
Вопрос явно был глуп, но, тем не менее, застал её врасплох.
-А тебе какая разница, ну на пати иду.
-Хм…на пати…да мне в общем - то по фигу. А у тебя нет чего-нибудь попить?
-Ты что бомж?
-Да….то есть нет…ну…. Ну просто так получилось.
Она достала маленькую бутылочку Pepsi и дала её мне. Я выпил всю бутылку, потом выкинул её и попал в одну из припаркованных машин. Звук её сигнализации напоминал мне сирену ментов, я чуть было не впал в психоз, но каким-то чудом пришёл в себя.
-А ты какой-то странный, ты наркоман?
-Хм…да нет, так просто….я (моя крыша окончательно отъехала)….я трахаться хочу!
-Да ты псих, бля. Ладно поболтали и хватит. Я пошла.
Она прошла мимо меня к выходу из двора на улицу. Я постоял секунду и направился за ней.
-Ну давай сучка, я хочу тебя, хочу вставить тебе по самые гланды, разорвать тебя нахуй напополам. Блядь, куда ты так быстро идёшь, видишь меня шатает из-за грёбанной барбитуры. Давай сука, я кончу тебе прямо в глаз.
Я нагнал её у следующеё арки во двор, схватил её за руку и потащил. На её лице был выражен высший, истинный, самый что ни на есть животный страх. Она попыталась закричать но я заткнул её рот рукой. Она кусала мне руку, пенала меня ногами, пытаясь высвободится – и это ещё больше меня возбуждало. Я чувствовал себя Джеком Потрошителем, или по меньшей мере Чекотило. В этом состоянии она была изумительна.
Я затащил её в парадную. Это была естественно парадная старого дома, там было чёрная лесница, на которую я её и потащил. Я закрыл дверь на шпингалет - теперь она была полностью в моей власти.
-Что ты хочешь , бля ?Зачем ты меня сюда притащил? Ты маньяк? (кричала она дрожащим голосом)
-Я хочу просто потрахаться? Я не собираюсь тебя убивать.( Именно в этот момент у меня появилась идея убить её, а может расчленить ,пусть менты подумают, что это дело рук каких-нибудь ёбнутых сатанистов.)
-Я хочу только засунуть член тебе в пизду и больше ничего.
-У-у меня месячные, я не могу.
После этих её слов моя крыша окончательно унеслась на Юпитер. Я начал сдирать с неё одежду.
-Месячные значит….тем лучше , хочешь я вылижу тебе пизду? Да как последний извращенец вылижу тебе пизду. Выкидываю нахуй прокладку полную её выделений. Тебе кто-нибудь раньше лизал? Я засунул голову ей под юбку, держа её за ноги, такие красивые ноги, такая красная пизда. Я начал лизать, я нащупал я зыком её клитор и лизал она кричала и стонала, звала ментов, но это только больше меня раззадорило. Резкий выброс адреналина, сердце стучит как драм - машина. У меня уже всё лицо в крови и прочих её выделениях. Реальности больше нет. Есть только крики этой бляди кровь…………..Я достал хуй (к этому моменту она уже перестала сопротивляться, так как кончила несколько раз; её саму по ходу начинала впирать эта канитель) и начал вставлять ей, она заорала. Я входил в неё вначале медленно, потом быстрее, потом темп был на максимуме усилий. Перед глазами всё плыло, я толком её даже не видел.
-А-а-а!.......о-о-о…..а-а-А!....бляяяяяяяяяядь!….у………меня…… месячные…………..А-а-а!
Я продолжал трахать её, с великим усердием, мой хуй как шпага входил в неё.
Сиреневый туман, крики, кровь, секреция……………
Это же, бля, изнасилование. Меня посадят. Похуй…..Вот она любовь! Вот она где – в грязном питерском подъезде – самая настоящая любовь!
-Аааааааааааааааааааааааааааааааааа!
Она кончила ещё раз. Бля, что - это такое за изнасилование, когда жертва получает больше удовольствия, чем маньяк.
-Блядь! Сука! Я тоже хочу кончить!
Наконец то я тоже кончил. Я провёл хуем ей по лицу, она я зыком слизывала сперму смешанную с кровью и прочими выделениями. Она сидела на подоконнике грязная, вымаранная, но в тоже время прекрасная. Вот она грань между невинной чистотой и мерзостью порока.
Я словил немереный кайф, как, впрочем, и она. Она утёрлась салфеткой и ничего, не говоря, выбежала на улицу. На полу осталась почка её сигарет, я достал сигарету и закурил, глядя в окно.
На улицу шаркающей походкой выползало утро. Со спешащими на работу людьми, синяками, ищущими способа опохмелиться, утро нового дня, конечно, такого же, как и все остальные.

Март 2007г.

***
Эта зима никогда не кончится.
Ветер рыгает злые пророчества.
На улице холодно,
В школе отменили занятия
И ты сидишь дома
У своего приятеля,
Смотрите видик,
Играете в карты,
Обсуждаете всё, что можно:
То как вчера
сидя на последней парте
вы целовались. Сложно
назвать вас любовниками.
Вы просто Барби и Кен,
Заложники в клетке бетонных стен-
Освенсоме стереотипов,
Догм человеческой расы
Вот вам и жизнь из пластмассы.
07.02.2007
17.02 Т.Ц. «ПИК».

***

Чего ради, ты мне говоришь все эти слова?
Что я сумасшедший, что я должен…
…как все люди-
полная хуйня.
Помнишь, как вчера
Я тёрся хуем о твои груди.

Нет, ну зачем ты это сказала?
Лучше вспомни, как вчера сосала,
Мой хуй, а потом стонала.
Зачем я должен пытаться понять,
То, что ты сама не понимаешь.
Ты - глупая питерская блядь
И сама это прекрасно знаешь.
Посмотри как небо
Извергает свои поллюции,
Знаешь, все мои законы-
Это манифест проституции.
Это твой красный лифчик
на уголке дивана,
Он и моя ошибка
, и моя нирвана.
21 марта 2007 г.
4:31


***
Неотвеченым вызовом,
Хлопнувшей дверью,
Очередным сожженным мостом.
Я сегодня тебе не верю,
Отходняк приходит потом.
А пока фонари беснуются
Вокруг промышленной зоны,
Светофоры друг с другом целуются.
Нас окружают кордоны
Цветных рекламных щитов,
Придётся чем-нибудь сняться,
И белоснежный покров
Уже вселенская матрица.
23.40
10.12.2007

***
Эта весна похожа на осень,
Грязную вымаранную свободу
Под светом железных сосен
Топтали дворовые бляди.
Я стоял в очереди у ларька,
Они стояли сзади.

Весна харкала туберкулёзом ветра,
А я всё никак не мог найти ответа,
И не мог задать вопросы.
Эту грязь, конечно, умоют
Будущие майские грозы.

Я стоял, и принимал этот
вечер, как данность.
За мною гналась инвариантность.

Я купил им по банке пива
И выпрыгнул на бульвар;
По невысохшим лужам луна бродила,
Вернее месяц, он был очень «стар».

Он пробежал, и поднимался выше и выше
Постоянно что-то кричал,
Только его никто не слышал,
Кроме меня.
21 марта 2007г.


***

в окружении блочных домов,
сидя на скамейке, на детской площадке,
я слегка обдолбан, но всё же готов
разорвать реальность на тряпки.

Я шатаюсь по городу
Без всякого повода.
Меня окружают люди, дома,
Супермаркеты-
Суровые признаки существования,
Которое рождает желания,
По сути, не исполнимые…

Природа швыряется кусками ветра,
Кто-то напротив читает газету.
А можно ли расширить рамки?
А можно ли изменить этот мир?
Я размышлял об этом
Стоя в очереди в аптеку.
На улице пили и матерились,
Приоритеты опять сменились.
Культуре под горло финка-
Общество пещерного рынка.
2 апреля 2007г.


***
Вибрации первого трамвая,
Как символ приближения утра.
Откровенно вам заявляю:
«Счастье всего лишь белая пудра».

Телефонная трубка отвечает гудками,
Сейчас, конечно, не время
Звонить тебе, чтобы сказать:
«I love you,my angel,my baby».
Это просто каприз
I see you in my dreams,
I want you in my dreams!
Жуткая мешанина
Из DXM и амфетамина.
Небо бледнеет, утро, кажется,
Уже окончательно наступило.

Новый день, новая ложь,
По указу вашего президента.
Трава цвета дешёвого абсента,
Разрезанная тропинками,
Бесконечными поединками,
Не претендуя на связность речи.
Фонари - непотушенные свечи,
Шевелятся в ритме транса,
Рабочие жаждут аванса.

Всё стало уже слишком серым-
Это очередное утро,
Утро перед расстрелом.
1 апреля 2007г.
5:39

***
Серое небо, цветные рекламы,
Каждое слово – признание.
У меня есть враждебный город,
И двадцать таблеток реланиума.

Иномарки мечутся между светофорами,
Лето пересекло экватор.
Настоящее, лишь призрак, который
Превращает жизнь в эскалатор.

У метро шерстят ебаные патрули,
Толпы людей с пустотой в глазах –
Это банальная се ля ви,
Размазанная в пяти углах.

Поллюции неба хуярят по стёклам,
Оставляют неведомые символы – знаки,
Моя рубашка совсем намокла,
Наркоманы пялятся расширенными зрачками.

В общем, обычный день,
Проведённый в районе центра.
Тот, когда нажираться лень,
Лишённый любого оттенка.

21:18
25 июня 2007г.
Манежка – Летний сад.


***
Я просто играю в жизнь,
Осознавая ничтожность и глупость
этой игры,
я всё-таки в неё играю,
и не задумываясь, принимаю
все её правила,
но иногда верю
в пересечение параллельных линий.
Блядь, моя жизнь -постоянный делирий.
Я просто заложник бессознательного,
Своего, индивидуального бессознательного,
Постоянно вступающего в контакт
С суровой природой вещей.
Я знаю: этот факт,
Выглядит сумасшествием….
Я всё время обращаюсь к вечности,
Понимая бессмысленность этих посланий,
Выводов и квинтесенций.
Я просто играю в жизнь,
Остальное только проекции…
1 апреля 2007г.
5:07


***
Я слушаю скрежет системного блока,
В колонках надрывается «Оазис».
Я - элемент, выбившийся из потока,
Главного потока нескончаемой мрази.
Я сижу за столом и пялюсь в экран,
Думаю, что весь мир, как аэроплан,
Плавно спускается вниз,
Капли дождя шлифуют карниз,
А ветер судорожно дёргает штору,
Это – только майский дождь,
Ничего более, и скоро
Он, наверное, прекратится.

29.05.2007
Пост (или не пост) – депрессивная зарисовка.


***
Это всё чертовски знакомо;
Очередное утро, на часах полседьмого,
Лампа, комната в струях табачного дыма,
Улица за окном, до жути тосклива.
Рыночный мат и первый троллейбус,
И опять неразгаданный ребус
жизни...

P.S. амфетаминовая ночь, с «0» поэтики и глупым лирическим настроением, на фоне ещё не до конца прошедшего похмелья…
26 мая 2007г.


***

Угрюмый дождь скосил глаза,
И за его невидимой решёткой
Кривой, размазанной походкой
Шёл я, прозрачный, как слеза.

Асфальт, булыжники, дома-
Всё проносилось мимо,
И тёмно синяя Нева
Бежала прочь, к заливу.

Укуренный и под Баклофеном
Я пересекал Дворцовый плац,
Александрийский столп гнилым поленом,
Торчал и пялился на нас.

Зелёный Зимний дворец,
Как будто покрытый плесенью,
Таял в толпе туристов.
Я заорал: «Я больше не буду
отвечать на вопросы!
Всё, что вы называете жизнь-
Есть лишь движение маятника.
Всё, что хотите спросить-
Спросите у медного всадника.

03.05.2007
3:11


***
Солнце вылизывало скверы и перекрёстки
Шваброй своих лучей. Подростки
В спортивных костюмах
Бухали дешёвое пиво,
Разговаривали о любви с девчонками.
Мерзко, глупо и даже тоскливо
Смотрелись деревья.
Мене отчётливо
Я видел глаза обывателей,
Выгуливавших на бульваре своих собак.
А небо бирюзовой скатертью
Закутывало мир; я снова был не в ладах
С этой реальностью:
Полка гашиша, огромный косяк-
Выглядели формальностью.
Трамвай, этот красный червяк,
Стоял на перекрёстке двух улиц.
Быть может, я просто безумец?!
-это точно!
Сижу тут на скамейке
и сочиняю какие-то стихи,
когда люди зарабатывают деньги,
покупают евро-унитазы и джакузи,
говорят друг другу Love you,
считая дни до следующей зарплаты.
А я просто тупо травлю
Свой мозг химией и чистым чувством,
Литературой, дешёвым искусством.
29 марта 2007г.





***
С точки зрения позиции силы-
Охуительно быть богатым и красивым.
Но в этот вечер мы с пацанами хуячили пиво,
Был разговор, смешки и ухмылки,
Весенний вечер плевался холодом,
Разорваны были все предпосылки,
А встреча была лишь поводом.

Итак,
тополя стояли словно солдаты,
я знал день недели,
но никак не мог вспомнить даты.
Полупьяная мразь резвилась,
А мне хотелось кричать:
«ТИШЕ! С НАМИ ГОВОРИТ ВЕЧНОСТЬ!»
Никто из них не желал меня понять,
Их связала нудная трафаретность
Поступков и смыслов,
Действий и алогизмов.

У меня в плеере играли Placebo,
На соседних скамейках тоже квасили.
А вечность тряслась и кричала,
Как песня без конца и начала.
Эти мудаки, как будто заткнули уши-
Никто не хотел меня слушать.

И это всё, мне казалось несуществующим:
Парк названый в честь победы, которой не было,
Люди, которых когда-то считал друзьями,
И даже тёмно-синее небо,
порезанное лучами.
5 мая 2007г
2:10



***
Рассвет ударил по глазам,
И нету никакой нужды
Направить взгляд к часам,
И к улицам, в которых ты
Возможно, ищешь абсолют,
И хватаешь воздух губами.
Нет смысла…
И слова всё время врут,
Нет смысла
говорить стихами.
Нет смысла ждать, нет смысла верить,
Нет смысла искать смыслы,
И следовать закону притяжения.
Нет смысла где-нибудь зависнуть
До утра, до смерти, до рождения.
Или целую ночь «торчать»
На чьей- то незнакомой квартире,
Нет смысла даже утверждать,
Что 2 Х 2 четыре.

7:21
7 июня 2007 г.



***


Наркотикам нет ни конца, не края,
Я стою на выходе из метро Лесная.
Рядом орёт ментовская рация,
И я думаю, что мир –
всего лишь галлюцинация.
Мерзким флэшбэком высмеялась,
Как вечно лагающий Виндоус,
Как разница потенциалов,
приносящая свет.
Я обязательно должен вернуться,
Но денег нет на обратный билет.
Люди пьяной гурьбой,
В плену телевизионных клизм –
Это корпускулярно-волновой,
Ёбаный дуализм.
В грязном мазуте вывозясь,
Я представлен к очередной награде-
Это мой страх и ненависть
В городе Санкт - Ленинграде.
29.04.2007
23:02
электричка СПб- Невская Дубровка.


***
Нам всем нужно разделение:
Слева котлеты, а справа мухи.
Абстрактное представление
Не существует - всё это слухи.
Жизнь- это всего лишь рамки,
Навязанные нам,
Плюс пути ухода,
Обыватели нажрались в хлам.
Гражданское общество,
по принципу мусоропровода.

С целью упорядоченья классицизма
Кое-что нужно выкинуть,
Термоядерная клизма,
В зале плохая слышимость.
Их закон- синоним беззаконья,
В порядке существующих правил.
На пяточке межсезонья
Каждый каждому равен.

Как распахнутый фотоальбом
Камера наблюдения.
Блядь, за каждым ментом
Стоит моё поколение.
5 марта 2007.
2:32


***
Межгалактическим стартом
Простой поэтической мысли,
Весна начинается мартом
Мозги снова зависли.

Облеванными букетами
Красных и белых роз,
Металлическими монетами
За пару стандартных доз.

Лица в неоновом свете,
Как будто картина.
Жизнь на этой планете
Требует героина.

Это просо такой синдром,
Это просто такая страсть,
Это когда думаешь об одном,
А любовь уже продалась.
23 марта 2007г.
1:25



***
Лишь только горечь на губах,
И траектория прожектора на небе,
Все мысли разлагает страх,
Как грязный героин по вене.

И улица скучна и безрассудна,
Всё прячется за пыльной шторой,
И вечный уровень абсурда
Рождает нестабильный уровень свободы.

Белая ночь опять всё размазала,
Круче любого «Феррари»,
И морда такси,
конечно зеленоглазого
Озирается расширенными зрачками.

И я, как субъект реальной объективности,
Преступник, соучастник грязных сношений
Добиваю осколки невинности
Нечёткостью синтаксиса и произношения.

Я дарю эти мысли в порыве азарта,
Предаюсь ненужным воспоминаниям:
Велосипед, обычная школа,
разрисованная матерной руганью парта,
Поцелуй, улыбка, страдания…

Как гражданин третьесортной, барыжной, эпохи,
По стандартной цене разовой дозы,
Я продаю девчоночьи вздохи,
И свои кислотные слёзы.

3:25
5 июля 2007г.


For T.C.

Я, наверно, опять размазал
В банальностях лишние чувства.
Я – заложник сёкса и страха,
Реальности и искусства.


Утро, по обыкновению, невыносимо,
Часы показывают шесть.
И именно сейчас
я говорю тебе спасибо
за то, что ты есть.

Твоя жизнь мне кажется витражом,
Моя – соната истерик.
И это всё, конечно, хорошо,
А мир ебаный шизофреник,
Ухмыляется мордой трамвая,
И дождь, и как будто октябрь,
а на душе февраль.
Верлибрами застилая…
Мне сейчас хотя бы
Полный вина Грааль.

Это стихотворение – предлог всему:
Литературщине, слезам, надеждам,
Как дорога, по которой идти одному,
В угоду цели, в противоречие средствам.

Гексаген, тратил и порох,
В решении и есть проблема…
Я всё равно уверен,
что когда-нибудь
Увижу тебя в крысиных норах
Метрополитена.

И скользнёт по лицу улыбка,
Новая, нераскрытая книга,
И, даже, хотя б, за неё
Я вновь говорю: «Спасибо!»

8:50
18 июля2007г.


***
Дерьмо – первооснова мира,
То есть оно существует вне времени и пространства.
Дерьмо есть главная перспектива
Для свободы, равенства, братства.
Цветы и люди, в данном случае,
Всего лишь продукты производства.
И линии жизни – точки,
В мире конформизма и идиотства.
Дерьмо первопричина слова,
Которое, как известно, было вначале,
И мысли, что только кричали,
Вернулись обратно, снова.

1 июня 2007г.
16: 16
«Парк Победы».


***
Иногда мне странно
Быть наедине со своими мыслями.
Жёлтым, зелёным, красным –
Это люфт между смертью и жизнью.

Пошлым, банальным сюжетом
Разрисовывать будни,
Наверно, хорошим поэтом
Я никогда не буду.

13 июня 2007г.
3:49



Кое-что про Петербург.

Я видел этот город перед рассветом,
Я видел его в мазуте ночи,
Я видел бульвары, заводы проспекты,
Они угрожающе кровоточили.

Огни дорогих реклам
Таяли в сером цвете.
Этот город- паралелограм
На многотиражной газете.

Этот город - палач и жертва,
Туберкулёзом простуженных площадей,
Бессознательно и инертно
Движутся толпы людей.

А рваное небо над ними
Рыдает слезами дождя.
Чтобы остаться живыми –
Нам нужно убить себя.

Я видел его закаты
И слякоть его нечистот,
Когда облака, малиново-синей ватой
Очерчивали горизонт.
4 апреля 2007г.
7:33



***
Мир приспособил под себя человека
Гипермаркетами и автострадами,
Фашизм 21 века
Кружит над пустыми странами.

Глобализм ухмыляется гордо,
Обвивает канатами, рвами.
Человек взят в кредит и распродан.
Оглянись! – твой мозг запеленговали.

Мы порабощены:
интернет, факсы, модемы,
Сотовой связи нитки.
Императив социальной системы:
Взгляды, чувства слова – пережитки.

Оставили только железо:
Автоматы и банкоматы.
На кремлевскую стену лезут
Путинские демократы.

13 июня 2007г.
4:12

***
Вот снова бессонная ночь:
Фонари, светофоры, фары машин,
Постоянно несущихся прочь,
Сквозь горький ночной никотин.
Сквозь слова, которыми бравируем часто,
Сквозь свободу, равенство, братство,
Сквозь всё то, что мы долго искали,
Что мы долго копили,
И за мгновенье раздали.
За что мы кого-то судили,
И сами судимыми стали.
В этом городе позы и стали,
В этом веке касок и санкций,
Провокаций и статисфакциЙ,
Где свобода – таблетка, или полчека,
Где так сложно найти человека,
Когда чувства давно оценены,
Девальвированы и поделены.

Вот снова, и разноцветная реклама,
Отчаянье и 10 штук феназепама,
И взгляд на жизнь сквозь быстрый реверс,
И город тот, в котором пенясь,
По артериям канализационных систем
Стекает грусть того, кто был всегда никем.

А снег добавил этой майской ночи красок,
Весна привычно наебала разум,
И человек пропал,
совокупившись с мертвенным пейзажем.
5 мая 2007 г
4:55



9 Мая и немного сумбурно.

Снова ебаные праздники,
И небо с примесью ртути салюта.
Смеялись приветливые лабазники,
Туда и сюда мелькала валюта.

Крики, вспышки фотокамер,
Пиво, в виде обязательного атрибута,
И как в дешёвой мелодраме
Всё в никуда из неоткуда.

Лица, лица, лица –
Лики толпы расфуфыренной.
Лица, которых целая вереница,
Блеклые, как белая ночь,
А, впрочем, хуй с ними…

Полился дождь.

И своими кислотными слезами
Долго рыдал над пустыми домами.
Толком ничего не понимая,
Я бродил внутри Гетто.
Сегодня 9 мая,
Только стихотворение не про это…
17.05.2007
2:28


***



В квартире торчали амфетамином,
На лестнице кто-то блевал,
Девчонку, которую, вроде, звали Алина,
На грязной кровати ебал

Один из моих друзей.
Всё было в тумане,
В окне, среди тополей,
Клаксоны машин орали.

Стучал ебучий Drum’n’Base,
Я сидел обдолбанный на диване,
И видел безграничный space,
Тампере, Москву, Австралию.

Одна охуевшая блядь
Вылила мне на джинсы винище.
Я не пытался ничего понять,
А просто дал ей по еблищу.

Потом я всё-таки её трахнул,
И закину ещё 2 La Costa.
Борей бесчинствовал за окном,
На небе битые стёкла – звёзды

Горели словно гирлянды.
Я вышел на улицу, сам не свой, в передозе…
Повторяя: «Настоящего нет, и не надо
Искать ответы в вопросе».

4:58 28 июля 2007г.


For A.

Это всего лишь сила привычки.
Она убивает силу любви,
Чувства сгорают как спички,
Превращая единицы в нули.

Понимаю: арифметика здесь не к чему,
И метафоры выглядят лишними.
По этой дороге мне идти одному;
Я просто скитаюсь по жизни.

Ты накрасила губы красной помадой,
Надела лифчик и стринги красного цвета,
Твои губы, как кусок шоколада,
В гудроне ночи, середины лета.

Твои пышные формы подобны
Дворцам периода барокко.
Ты играешь мной, словно
Футбольным мячом, жестоко.

Я больше не верю в слово,
Мы идём по Малой Садовой.
Что, когда и зачем впереди?:
Я кричу тебе: « Уходи!»
Я кричу тебе: «Отстань!».
Жалость такая дрянь.

4:37
1 августа 2007 г.



***

Гавань – ворота ада.
Лезет, секирой вверх,
Стрелка циферблата.
Средний проспект.
Большего гада
Я не видал на свете,
Чем провизор соседней аптеки.
Что за пейзаж:
серость домов и дорожного полотна,
теперь я один из героев
Горьковского «Дна».
В кармане жетон на метро,
В голове бесконечность смыслов,
Если реальность поток,
То, значит, она где-то зависла.
А если всё это призрак,
И кроме меня здесь нет ничего:
Детской площадки, машин,
и птицы, что вздумала свистнуть.
Всё: только лишь ритм,
начавшийся с ноты «До».

6 августа 2007 г. 20:08


***
На Наличной улице
Днём или ночью,
Только безумцу
Гулять в одиночестве.

Последний троллейбус
С надписью «В Парк»,
И до дома доехать
Уже совсем никак.

Финский залив рыгает
Дыханием Балтики,
Каждый, кто ночью гуляет –
Заложник романтики.

Пленник часов, прогноза погоды,
Градуса гопоты;
Ментовских машин морды
Выскакивают из темноты.

Шлюхи привычно разоделись,
В районе Кораблестроителей,
Наверное, плачут над жизнью
Их старенькие родители.

Из машины, стоящей на берегу залива,
Хуярит заебавший PUMP,
И парень с глазом, точно слива,
Танцует на разбросанных камнях.

И всё как будто б хорошо,
И куст подобен диабазу,
М дождь сегодня не пошёл,
И пьяные запели «Сектор Газа».

7 августа 2007г.
13:05 Садик перед театром «Балтийский дом».



***
Май протекает дырявой посудой,
Я сижу у окна в ожидании чуда.
Наша планета - игровая площадка,
Где играют человеческими судьбами,
Скандинавка и азиатка,
В праздники, размешанные буднями.

Хмурый, холодный город, в дымке из СО 2
Затоптан в низине плоской.
Я размышлял об этом, когда
Пил в разливухе на Херсонской.

Мою подружку звали Алина,
Любительница бензедрина и амфетамина,
Она говорила о страсти, любви,
О вселенском родстве душ,
Так, как будто ела сладкий бисквит,
Срывала плоды спелых груш.

Я уткнулся в свою кружку пива,
И втыкал в ассоциативный ряд:
Страсть, любовь, поцелуй на берегу залива,
Кайф, полграмма амфетамина –
словесный бильярд.
Потом лес, плавный трафик на шоссе,
Мой непонятный статус,
И в воздухе как будто висел
Башенный кран – трицератопс.

8 мая 2007г
3:20

For T.
Ты – плохая, и лето пройдёт,
Осень зашуршит опавшими листьями.
Твои голубые глаза и рот,
Проколотый пирсингом,

Станут всего лишь печатью
На акте фальшивой реальности,
Ты продала себя счастью,
Ты отдала себя данности.

Обычная девчонка из центра,
С невозможно наивной улыбкой,
Ты посчитаешь удовольствия в центах,
И потянешься за бутылкой

«Блейзера», или какого-нибудь пива,
будешь тусить на манежке.
Знаешь... а ведь ты красива!
И весьма привлекательна. Конечно,
Ты можешь понять меня неправильно,
На это твоя воля,
Я всего лишь созерцатель,
И ничего более,
Кроме какой-то боли,
Выпавшей осадком вранья,
Где-то в левой части груди.
Но эта история,
Останется для меня,
Впереди.

8:08 (похмельное, пост – пив фест.)
18 июня 2007г.


***
Грязным подъездом встречен,
Разрисован и обесцвечен,

Оглушён безликими криками
Местной дворовой шпаны
И силиконовыми улыбками
Под светом люминесцентной луны.

Люди, бляди, вот такая палитра,
Лена опять отдалась за пол-литра.

Заложник системы и прогресса,
Заложник одиночества и секса.
Я размазал жизнь в фатализм,
А как же любовь?
а...это, очередной атавизм.
9 июня 2007



Путешествие с «маркой» и депрессией.

Я был удолбан
очень прушной «маркой».
Я смотрел
на картины Ван Гога,
Стоя под
Триумфальной аркой.
На самом деле
это был Невский.
Я дошёл до Разъезжей,
По ней шёл
Достоевский.

Раскольникову разрешено,
И в этом такая, правда:
Кому- то жрать дерьмо,
Кому – то японские салаты.

Метафору испепеляя,
Всех увлекал мейнстрим.
А я схватил улыбку трамвая
И поехал с ней на залив.

В метро шмонали менты,
А станции одуревали;
Кроссворды, газеты и ты
Мелькали не переставая.

Я доехал до Приморской,
И спрашивал у людей,
Тоном достаточно жёстким:
«Где тут залив?
Или, хотя бы, толпы блядей.

И вот я стоял у Прибалтийской,
Форватор очерчивал катер,
А я, вдруг, подумал о жизни,
То есть о том,
что такая она не катит.

Вдалеке плыл пароход,
Вода мне казалась липкой,
Я понял,
- что потерял приход,
А вместе с ним –
улыбку.
9 июля 2007 г.
Бухарестская улица.



Послание к N.

Ты никогда не будешь один,
Среди тысяч фальшивых картин,
Среди нагло кричащих заводов,
Отходняков и приходов,
Блядей у обочин дорог.
Пусть желание рождает порок,
И на кладбище в назначенный срок,
Когда обстоятельства будут невыносимы…
Но я встречу тебя вновь,
Во дворах
у метро Электросила,
с той же бутылкой,
с дыркой посередине,
с той же самой улыбкой,
конечно, неповторимой.

9 июня 2007 г.
Примерно 23 часа.
Волковское кладбище.
Скамейка.



***
Поэтическая мастурбация,
Беременность и лактация.
Разрубленный рекою город,
Пол стон плывущих пароходов.
Это только слова и трава,
Как карта, вытащенная из рукава:
Наебалово, фокус, мухлёж –
Ну, зачем ты всё время врёшь!
Лишь жизненная амальгама,
Осталось 5 колёс диазепама…
Ты не берёшь,- опять game over,
Никак мне не забыть твой номер.
Ладно, прощай,
Трахайся в подворотнях и на парапетах,
А главное бери на чай.
Пока! Увидимся в порногазетах.

13:24 13 августа 2007г.




***
Солнце жарит Неву,
Словно котлету на сковородке,
Фасады все в лесах;
Весь город – большая стройка.
А в выстиранных небесах
Всё время что-то чертит самолёт.

Девчонки в коротеньких юбках,
И разве можно в шестнадцать
Носить что-нибудь длиннее,
И уж никак не обойтись без декольте.

Впереди Мост Лейтенанта Шмидта;
Какая глупая ошибка
Была пойти гулять по центру одному,
В столь жаркий день,
Ведь солнце не сойдёт за друга, потому
Что свет его враждебен, лучше тень.

Вдали, в дымке углекислого газа
Доки, заводы, а ещё дальше,
Уже не виден для глаза,
Финский залив – море грусти и фальши.

Я пойду дальше по набережной,
Раздавая приветы прохожим тёткам,
Пусть каждая третья из них и блядь,
Но всё-таки…всё без толку…
Я разворачиваю время вспять,
Как конфетную упаковку.
6 августа 2007г. 18:32
Английская набережная.




***
Город дохнет от жажды,
Плавятся стены домов – трафаретов.
Лето, взорванное дважды,
В голове одного из поэтов.

Очередями за минеральной водой,
Матерной руганью у магазинов,
Город шатался, точно бухой,
Рядом воняло палёной резиной.

Небо, вымаранной голубизной,
Существовало отдельно от мира.
А чайки пели вразнобой
Под флейту финского залива.

Я сидел, погрузившись в транс.
Карма мира, философия средней руки,
И вечно попадали в диссонанс
Автомобильные гудки.


13:05 13 августа 2007г.
Садик перед театром «Балтийский дом».



***
Прощай, позабудь; не надо боли,
Расставим все точки над «i».
Это стая ворон над хлебным полем,
Которое станет моим.

Закончим же со словами,
Накупим самой прушной травы,
И будем смотреть,
как над нашими головами,
Кривляется жёлтое блюдо луны.

И ночь, похожая на эту,
Будет ухмыляться и кричать.
Мы встретим первую комету,
И будем дальше ждать

Рассвета, или может быть заката,
Или пойдём будить барыгу;
Распутаем когда-то,
Завязанную интригу.

2:57 3 августа 2007г.

Улици разбитых надежд.

Улицы разбитых надежд.




***
Утро. Серая вата неба.
Размазанный по окнам
многоэтажек город.
Острым скальпелем
трамвай препарирует улицу
в сторону центра.
Ещё полтора километра….
Скорее в подъезд,
Чтобы скрыться от ветра,
От факелов обывательских глаз,
Чепухи обывательских грёз,
Кислоты обывательских слёз
Стекающих в унитаз,
Называемый
коллективным бессознательным,
я вглядываюсь внимательно
в пляску уродливых тел
И понимаю: Мир – охуел!
27.12.2006
1:29





В квартире….

В квартире, рыгающей шикарностью,
В сортире с блядьми,
В дыме сигарет и марихуаны
Я вошёл в состояние нирваны.
Это был то ли миг, то ли вечность,
Или целая бесконечность.
А может, я просто перебрал
Транквилизаторов и кислоты?
И всё это пиздёшь?
И солнце и звёзды, и ты?
Я стираю мечты,
Ты меня никогда не найдёшь.
18.11.2005
12:00 Пирожковая на ваське.


***
По обочинам проспектов растут пирамиды,
Люди варятся в собственном соку,
Точно также древние друиды
Бросали в котёл какую-нибудь девку.

Долго варили, молились своим богам
Ожидая послания вечности,
Так и я слоняюсь по адресам,
Обвиняя время в его быстротечности.

Или ищу ответы на чистом бумажном листе,
Теряю себя, и нахожу себя
Толкая свой шар в пустоте.
Так меняю рифмы на солнце,
Но это – хуёвый change
Так дней последних донце
Закрывает мой Стоунхендж.
21.01.2006


23:53



***
Прожектор ярким светом замазал
поверхность танцпола.
Хотели всё и сразу
А получили совсем немного.

В дискотечном Гетто
Слагали мысли про это.
У них есть спиды и романтика-
Пустышка –
в оболочке яркого фантика.
У них есть возможность
карьерного роста, и ещё какие-то цели.
В ответ им – ублюдкам
скажу просто Вы охуели!!!
12.03.2005
2:40




***
Я не был в Париже
И не гулял по Монмартру,
Не пил абсента без сахара
И не учился Кембридже.

Я вообщем-то даже
Не ополоумевший Верлен
Ищущий бога
В РОЯЛ кафе со стаканом.
И вряд ли считаюсь эстетом.
Но всё-таки я чуть живей
Тех трупоподобных истуканов
окружающих меня со всех сторон.
Я вижу их везде!
на улицах, в супермаркетах;
больных находящихся в коме.
По ящику в Кремле и в Белом доме;
На улицах сумасшедших
Больше, чем в психбольнице.
И небо, дырявое,
как гондон вульгарно голубится.
05 декабря 2005г.


***
Девочка лежит на диване и плачет,
День не закончен, и даже не начат.
Ночь, где слова всего лишь игра,
И так сложно дождаться утра.
Гликодин и бутылка вина,
И теперь ты не одна.
Пакет марихуаны
И мы с тобой друг другу ближе-,
Нет, мы – не наркоманы,
А оборотни в Париже.
И каждая секунда-сокровище,
И отражение в Неве,
Ты, право, пьяное чудовище,
Я знаю: «Истина в траве!»
22.06.2006
3:12


***
Два ноля - синоним полуночи,
Два ноля – это счёт на табло,
Два ноля, опять до получки,
Два ноля, и жить западло.

Параллели и меридианы
В сущности, тоже нули.
Вот ёбнет свою бомбу Бен Ладен
И тогда кричи – не кричи.

И пошла она в жопу, Америка.
Кто спасаться?- на борт корабля.
И последнее –
картинка из телека-
на фиолетовом фоне два ноля.
20 июля 2006
13:22


***
Я не верю жирной палитре
Цветов лета,
Пластиковой карте –
опасной бритве
В утробе турникета.
Не верю в то, что сейчас
В вагоне метрополитена
25 оргазм
ловит пьяная Лена.
Не верю пронзительной слякоти
Японских порножурналов,
Конфетам с кокосовой мякотью,
Слизи трансляций телеканалов.
Не верю, что я - всего лишь деталь
В механизме макропроцессора,
Не верю, что стихи - это дрянь,
Не верю, что проще повесится.
В эту минуту не верю никому,
Не гламуру, не андеграунду,
Решаю что, и к чему;
Травищей затариться надо бы.

Не верю в художников с их палитрами,
Не верю в музыкантов с их дерьмовыми ритмами,
Не верю в мутную гладь канала,
В попов с их ебаными молитвами,
Не могу, не верю, достала
Канитель на лезвии бритвы.
18:00 21.04.2006 ст.м.Балтийская-3:06 22.04.06


***
Во всём виновата трава,
Вместе с твоей любовью.
Я вновь играю в слова
Сам с собою.

Звуки, символы, знаки,
Отрезки из кинофильмов,
Своеобразный монтаж,
Где режиссер моё сознанье –
Наркотический мираж,
А может быть разгадка мирозданья.

Ведь всё, что мы видим так мало-
Стена бесконечных ширм
И бешеный шум вокзала,
И морды ментовских машин

Возможно, я ушел в метафизику
В область трансцендентальных величин,
Но лучше быть одиноким шизиком,
Чем подборкой фальшивых картин.
3 октября 2006 0:16



***
Апрельский день,
Половина пятого.
В сумке грамм гашиша
Взятого
У барыги на улице Турку,
На земле дерьмо и окурки.
Все слова –дерьмо!!!
Ты им не верь,
Просто посмотри в окно,
Там играет лучами апрель.
08.04.2006 16:58 автобус№23


Spring morning.

Это время, когда
Природа продирает глаза,
Ты вяло встаёшь с постели,
Наверное, всё должно быть
именно так, пусть мы этого и не хотели.
Солнце тянет жадные руки лучей,
Народ встаёт ото сна,
По карнизу течёт ручей,
По улице бродит весна.

В бутылке осталось пиво,
И я этому рад;
И в этот момент
в серой дымке залива появляется Ленинград.
13.03.2006
11:45


***
Случайная встреча,
неожиданно жаркое ленинградское лето,
подыхающий вечер.
Знакомства, разговоры,
пивные бутылки…..
Всё куда-то пропало,
А может, осталась где-то….
Случайная встреча
на улице Ленсовета.
5:23 14.07.06



***
Разговор был о потенции,
Но плавно вкатился в абстракции,
Полумедицинские сентенции
О пользе и вреде мастурбации.

Мы сидели в грязной парадной,
Сидели и пили сиропы,
Сочиняли свои парады
И решали судьбу Европы.
Говорили об умных книгах,
О психоделике, о пространстве,
Верили в равенство и свободу.
Ночь была пронзительно лунной,
Один мудак цитировал Бакунина.
Я смотрел в окно, на заводы
– район новостроек, как роза ветров.
Кто-то крикнул: «в пизду Ментов!»

А я вдруг понял,
Что свобода не зависит
От положения в обществе, страны и века,
А зависит от сущности человека!
3:01 02.10.2006(?)




***
Прожитый день отброшен и скомкан,
Выкинут во вселенской грязи лужу.
И люди в тюрьме тёмно-синих окон
Совсем не мечтают лезть наружу.
Мой радиоприёмник тошнит музыкой диско,
Сладкой, как вкус шоколадных конфет,
С ликёром, а может обычных ирисок.
Впрочем, разницы никакой тут нет.

О, музыка восьмидесятых,
услышанная мной в девяностых,
подобная слякоти порнофильмов с кассет,
с надписью «только для взрослых»,
и с переводом дебильным,
запретных, как первая сигарета.
Нет! – это не мудацкая ностальгия,
Это лишь способ достать из клозета
Труп прошлого,
Не некрофилия, лишь эксгумация.
Просто способ
откинуть мысли,
которые надоели,
деньги, долги, премии
В поисках утраченного времени.
15 сентября 06 4:31




***
Давай не будем мы ругаться.
Давай останемся вдвоём.
Часов на пять, или на двадцать.
Мы время в клочья разорвём.

И будем мы гулять и целоваться,
И трахаться в парадняках,
Трамвайный звон, реверберация,
Менты на всех углах.

А на самом деле психозы,
к которым ты давно привыкла,
мои мутные пьяные речи.
У тебя начало менструального цикла-
В общем, простой, заурядный вечер.
19:03 7 июля 2006г.
25 трамвай, угол лиговки и 2ой Советской.



Narco Liric.

I hate this world.
I hate this system.
I hate Putin.
Маленькие груди,
Бюстгальтер, стринги,
Или что-то вроде…-
Не помню, тогда ведь сильно накурился.

Какие-то книжки, слова,
Стёкшие в синюю бездну.
И ярко красная луна
Светила бесполезно.

Мерцание домов ночных-
Всё это бред,
всего лишь нарко-трип.
Звук поезда - это мотив,
Одна из моих любимых симфоний.
Флешбек, или новый трип-
Разбираться не стоит.
1:48 22 августа 2006г.



***
Где-то между Фонтанкой
и Лиговским проспектом
То ли на Коломенской,
то ли на Боровой.
Я сочинял стихи про это,
То ли обдолбанный, то ли бухой.
Я гулял. Снег падал на мостовую,
Машины – соковыжималки
превращали его в дерьмо.
На небе скорчив улыбку кривую,
Луна была словно
жёлто – блеклый фонтом.
Шум сирены, скрежет колёс,
Иссиня – сиреневый балтийский ветер,
Я и простой объебос,
Смотрели завороженные этим.
Улыбки, ухмылки, и снова ветер
В отсветах жаркого пламени кабаков,
Рога троллейбуса, барыги, бляди, вечер,
Ёбанная нитка телефонных звонков.
Это было доказательство силы вечности,
И в то же время констатация фактов,
Лиц, времени, его быстротечности,
России в путинских лапах.
Ну а мы, то есть я
и простой объебос –
Простые созерцатели, вдруг,
стали смеяться.
Ветер дул, как супермощный насос,
Ну а мы травой пошли догоняться.
5:42 17.11.2006




Картинка.

В городе пахнет падалью,
Трезвонят пивные бутылки,
Листья бесконечно падают,
Провода - натянутые нитки
Не смеют издать и звука.
Наверно из всех страданий
Страшнее всего разлука.

До жути холодным, питерским вечером
Я сижу в «Парке Победы»
На одной из пустых скамеек.
Думаю о тебе,
о нашей нескорой встрече.
День? – кажется четверг,
Хотя, впрочем, он такой же,
Как прошлые вторники и среды.
День действительно становится короче,
Что, похоже
Совсем не волнует прохожих.
Моя авторучка застывает,
Как и моя кровь – уже студень.
Блядь с хулиганом бухают,
Но об этом упоминать не будем.
19:43 12.10.2006



***
Вокруг бездонные тёмные
окна новостроек, фонарь облизывает мостовую.
Рассвет наступает на город,
И я по дороге пиздую.
22.06.2006 2:25



Точка.

Точка. Больше ничего не будет.
Завтра появятся новые люди,
Появятся, ну а пока
Слизь стекает по кнопке звонка.

Вонь парадной –
Главный запах в моей стране,
Как запах в церкви ладана,
Как запах тины в реке.

Моё государство –
То есть пространство
От Прибалтики до Востока –
Это грязная, мёртвая зона.
Где работать - значит быть рабом,
А не работать – стать бомжом,
Ничтожеством на окраине мира
Супермаркетов и корпораций,
Людей, состоящих из эфира
И толстых задниц в Лиге Наций.
Общество блядей с дорогими нарядами,
Ментов с их ебаными отрядами,
Общество умеющих подчиняться,
Общество знающих, чем заняться,
Общество красивых,
понимающих, что они красивы,
за исключением, конечно же, Шивы.
Эти парни умеют злится.
Они это доказали, например,
В случае с нацболами.
Они крепко стоят за Веру и Родину,
Правда, не знают, кому молиться
Иисусу, Иуде, Мухаммеду, или Одену.
В общем-то, им всё равно.
Главное заставить ДРУГИХ
Не таких,
Как они
Жрать говно.

И я нахожусь на дне,
В районе промзон и хрущоб расположен мой флэт,
Остался, вот только бумажный лист –
нет, не подумайте, что я – гедонист,
или пророк, я просто поэт.
1:10 18.11.2006




***
Увидел, или мне почудилось,
По венам гнали депресняк.
И на стодолоровую удочку
Поймал очередной косяк.
27.07.2006г. 2:29



***
«Сегодня засну на Савёловском»
Иосиф Бродский.
Сегодня засну на Финляндском,
Не потому, что мне некуда больше идти.
Не потому, что меня никто не ждёт-
Ждёт! - а я не приду - прости!
Просто сегодня меня прёт
Сидеть в зале ожидания,
В плену циферблата и календаря,
И сочинять белые стихи
Про то, что всё было не зря.
И числа, слова выворачивать наизнанку.

Вот бомж с ментом вступили в перебранку
, И на полу, вдруг, распростёрся ниц
Усталый путник с рюкзаком.
И книги, полные страниц
Вдруг разлетелись листопадом.
Мент пнул беднягу сапогом,
А я смотрел расширенным зрачком-
Засада!
И мент направился ко мне….
И мимо!-
Боже, как я рад
И снова строчки, календарь и циферблат…
2:13 22 августа 2006г.


***
Я достаю из широких штанин
Свою причастность к великой нации.
Бейте, чмырите, я - гражданин
Российской Федерации.
17.03.2006




***
Машины гудели, трамваи гремели,
Гопники сидели на скамейках,
Сидели, бухали и пели.
Обыватели прятались в квартирах.

Вечер был обычен и зауряден.
Дома, витрины и перекрёсток,
Отсутствие всяких занятий,
И небо скупилось на звёзды.

Мы шли по дороге,
как будто стремясь,
Разорвать непрерывность времени,
Пытались, окунаясь в грязь,
Найти то, что было потеряно.
Ветер швырял то туда, то сюда
Красные, жёлтые листья.
Кажется, все мои года-
Жизнь между смертью и жизнью.

Да, ведь я не заработал ни рубля,
Всё время грезил прогнозами революций.
Но, ведь, по правде говоря,
Деньги для меня не важнее поллюций,
Фекалий и прочей дряни,
Ведь рифмы в лабазах не продаются,
Да и в гипермаркетах найдёшь их едва ли.

Поэт всегда работает в долг,
ведь вектор строчки направлен вперёд,
хотя, быть может, я - не поэт, а лох,
Впрочем, время покажет, и время пройдёт.

А пока есть пустые карманы,
Есть луна и неба кусок,
Есть транки и пакет марихуаны,
И в сердце постоянный панк-рок.
13 сентября 2006г. 1:26




***
Кончился день,
Пива сегодня мало.
Кончился день,
Как пачка диазепама.

Как водки стакан выбухан,
Кончился день-
На небо луна вылезла.

Звонить тебе уже поздно,
А, если честно, просто лень
Небо оказалось звездным-
Кончился день.
03.05.2006 3:42




***
Политика, нефть и мирный атом,
следствие пошлость современной культуры.
Как прогулка от улицы Марата
До площади Пролетарской Диктатуры.
Где справедливость всего лишь предлог,
А порядок дорога на Грозный.
Есть телевизор, менты и замок –
Способ гасить звёзды.
НЕТ ВОЙНЕ В ИРАНЕ !!!
19 сентября 2006 2:15





***
Они все - конченые патриоты,
Слова вылетают потоками рвоты
В серую грязь провинциальных шоссе,
И в зеркальные стены столичных многоэтажек.
В это верят практически все
От сантехника, до менеджера по продажам.
Каждый за долларов триста
Станет православным фундаменталистом,
А за литр «Столичной»
Будет стрелять по Беслану лично.
Вот он, грязный двадцать первый век,
Вот, легко поддающийся дрессировке,
Современный, совершенный человек,
Прячущийся в бетонные крысоловки.
Вот его сознанья поток,
Мерзкий, безличный и плоский.
Разве за это себе в висок
Стрелял Маяковский?!
15.01.2007
1:32



Математический сонет.

Играла нота «ФА»,
Я цифры складывал в слова.
Играет нота «Соль»,
А на душе тоска и боль.

И вот добрался я до «СИ»,
А цифры пляшут по оси,
Потом стремглав с оси на ось:
Расчёт неверен, не сошлось.
И снова X = любовь,
При нём коэфицент страдания,
Перечеркнул -, и что, и вновь
Обиды и непониманья.
10.09.2006
01:14


***
Сердце стучит, как барабан,
Она одетая в сарафан,
Хотя вроде уже зима
Она хотела всего сама.

Смог заводов и кательных
Отражает смысл, тех запредельных
Мыслей, которые пришли ко мне
В голову, когда в броне
Поезда Петербург – Москва
Пунктирная линия связывала слова,
Когда во тьме еле видных станций,
Среди дождей – галимых менструаций
Неба,
Без зрелищ и хлеба
Она глотала миьеты,
Как шоколадные конфеты.
И облизывала так упорно
А поезд ехал
И рогами рисовал на горизонте порно.
25.11.2005




***
Я сижу на скамейке в
"яблоневом саду",
в котором из всего яблоневого
осталось только название.
Автобус с глупой улыбкой
облизывает проезжую часть,
точно так же, как я тебя позавчера.
В небе разноцветная мишура.
Твоя фотография, словно ордер на обыск
Вызывает дрожь и смятение.
Глупо, но моё положение
В данном пространстве и времени
Есть непростительная ошибка,
Как и моя надежда,
Которая, как и прежде
Растворена в неровном размере,
Как месяцы, числа и дни недели
В календаре.
Мысли, которые в январе
кажутся неопровержимыми
уже в апреле
ни на что не годны,
и, подчиняясь режиму,
я продаюсь народу.
16.01.2007
2:32



***
Ты плохая, зима пройдёт.
Сквозь осколки любви и лёд
Вечно пьяных февральских витрин
Я, наверно останусь один.
В их кривых зеркалах,
И моих мечтах
Будет солнце день ото дня,
Только, наверное, без меня.
5 декабря 2006
22:09


***
Я вдыхаю чистый воздух
городских полюциий,
я бухаю палёную водку
в ожидании революций.

Стройка:рабочие-гастарбайтеры,
по ящику чемпионат мира,
глючит по полной, еще бы
8 таблеток финалепсина.
Это не стихотворение-
это дневник неудачника, лузера,
как там ещё говорят...

Сегодня с высоты одного
из питерских виадуков
я видел тебя,
и мне, кажется, что
из всех знакомых твоих друзей-придурков
самый достойный я.

И я тупо верю,
что из всех сказанных слов,
словосочетаний и предложений
ты поверишь в эти обрывки стихов.

06.07.2006
00:16


***

Это возможность подумать.
(Мысли все про запас.)
фигуры на сером фоне,
всё это в последний раз.

Пыльный, холодный город,
Трезубцы железных оград,
Которые закаляет холод,
В сумерках, наугад
Ломали сухие спины,
Ладошками ловили звездопад.
Я не пойму: это – лекарство от ангины,
Или вселенский джихад?!
27 января 2007г.
0:15
DXM-ночь.


***
Лишь несколько часов до утра,
Рабочие встают на работу.
А я вспоминаю, как вчера
Смотрел на неоновую рвоту
Ночных витрин Петербурга,
Они были отвратительны!
Впрочем, как все витрины, всех городов
Вчера я был готов
Трахать тебя
В самых сумасшедших позах.
Зачем кофеин? Бля,
Он помогает при передозах.
В смысле я жру его, чтоб проснутся,
Хотя если сильно передознуться….
Наверно, нихуя не поможет.
Тогда, быть может, обо мне сложат
Кривые легенды, или пару фраз,
Про то, что был, мол, такой-то
Уёбок и пидорас.
Про то, что остался должен,
Про то, что был психопат.
Далее стих кончается,
Начинается звездопад.
4:10 03.05.2006




***
Наверное, можно
Начать всё заново
И я просто заложник
Постоянного наебалова.

Всё будет, конечно, нескоро
Растральные колонны,
Со своим фаллическим видом,
Трахают город.
20.03.2006 0:38



***
Работай, зарабатывай бабки,
Купи себе микроволновку,
Стиральную машину,DVDплеер.
Не думай о прочем - работай,
Работай по шесть дней в неделю.

Почувствуй себя респектабельным гражданином,
Опорой государства,
Крепко стоящим на ногах,
Представителем мидл – класса.
В субботу сходи и купи пива
Знай! Ты – интеллигент,
Путинского разлива.
19 октября 2006 1:00



***
Синий, зелёный, жёлтый, красный
На бледно-голубом фоне-
Это всего лишь радуга, и напрасно
Искать в ней ответы, не стоит.

По небу плыли облачка,
Подул ветер и разорвал
Облачка на 124 клочка.
А я смотрел и понимал,
Что точно также ветер любви
Разрывает в клочья разум,
Наверно, глупо говорить
Банальные смешные фразы.
Но всё-таки до сих пор непонятно,
Куда подевалась радуга.
4-5 февраля 2006.




Стихи. (Пародия на Поля Элюара).

Стихи о природе, стихи о сущности,
Стихи посвящённые кому-нибудь,
или какому-нибудь явлению
в каждую долю мгновения,
то есть в долю бесконечно малого,
ту долю, которая в действительности
не существует
её иногда рисуют
на циферблатах и календарях,
во всех странах,
при президентах, и при царях.
Стихи же способны на большее,
чем эти дорожные знаки-
пустые коннотации
времени и пространства.
Стихи о любви, стихи о ненависти,
Стихи про времена года,
стихи о нравственности,
стихи о том, что завтра суббота.
Юмористические стихи,
стихи, которыми играют,
стихи, которыми убивают,
стихи, которые сжигают,
Настоящие стихи-
стихи, которые всегда воскресают.
3:28 5 ноября 2006г.


***
Жир ленинградских ночных фонарей
Стекает на плоскость асфальта.
Куски прошлогодних календарей
Делают в воздухе сальто.

Волна шлифует пристань,
Непричастность всего лишь мираж,
В который вглядываешься так пристально
Минуя неба трикотаж
И холодные его поллюции.
Рабочий не лезет на амбразуру
Героям прошлых революций
К горлу лезвие - дворовую культуру!
14.12.2005 6:27

***
27 декабря 2005 года.
Ночь. Половина четвёртого.
Продажная сука – погода
Морозит, как в морге мёртвого.

Термометр, как параноик
Повторяет «-15»,
В ящике очередной кремлёвский гомик
Пиздит про манетизацию.

Предновогодняя свистопляска
Круче транквилизаторов туманит сознание,
Мудилы в куртках типа - «Аляска»
Шевелятся в непонимании
Крайних условий севера.

И даже ёлка рыдает слезами
С запахом скипидара,
В концлагере базара
Вы это выбрали сами.

И только снег, в свете гирлянд
Сдохнет только весной,
А сейчас
Кричит, ухмыляясь, в кровавый закат:
«Здравствуй 2000 шестой!»
27.12.2005.

3:54

***
Я вспомнил номер телефона,
Записанного в старой, рваной,
Записной книжке,
Подаренной на 23 февраля,
Кажется в 6 классе, номер подружки.
Любовь-полная хуйня.
После 10 кружки
Бляди намного красивее,
Замечание, конечно, банально.
Ответ на жёлтых, как будто
Обоссаных страницах,
звучит инфернально.
В него невозможно поверить.
Есть соблазн полицемерить,
Но это просто аморально.
Как снег на половицах,
На синих ресницах
Красуется сперма.
Вместо клуба теперь свиноферма.
Рассуждать о прошлом-
Бессмысленный торг,
Думать о будущем-
Путепровод в морг.
14.12.2005 2:38



***
Люблю это имя – Юля,
И этот возраст - семнадцать.
Сердце лета, пекло июля,
И на синей кровати ебаться.
Целый день, а потом
Лежать и курить
В окружении битых звёзд,
Ведь, в сущности, галактика
Не сложнее половых желёз.
19 июля 2006
20:00




***
Я ощущаю
себя в этом городе,
Когда получаю
от ментов по морде.


Когда в колодце на петроградке
Портвейн пью
Или в обоссанной парадке
Стою и курю.

Бомжи-носители духа,
Обыватели- мудаки.
(Снег стелется белым пухом,
А я пишу стихи).

Голос из динамика доносит:
«Двери закрываются!»
Снегом ветер мир заносит
Я умру - ничего не останется…

18 ноября,
час дня,
станция метро «Невский проспект»,
зима, холод, снег……


18.11.2005
13:00



***
Глупо отсчитывать время
В ожидании конца.
В квартире напротив, хлопнули дверью.
Косметической маской
стекает с лица
твоя надменная улыбка.
Хроникой теленовостей
В меня влетает твой голос,
Карты разных мастей
Разметались по полу.
Валеты, тузы и дама пик-
Выёбистые, наглые рожи,
Очередной твой крик-
Это мне в сердце ножик.

Не думай, не лги, не плач,
Время постоянно катится,
Самый жестокий палач-
Это вселенская матрица.

Это просто обычная месть,
Не смотри: всё – такая дрянь,
На градуснике -6,
На календаре – январь.
23января 2007г.




***
Зимнего холода, глупых условий,
Омерзительных сквернословий,
Секса и любви, денег и власти;
Смерти и счастья, смерти и счастья,
Разбитого отражения
В окне летящего троллейбуса,
Саморазрушения,
Любви и секса, любви и секса,
Линейности времени,
Мусорной урны
Современной культуры.
Только так я долбаю сознание
На обочине недостроенной
кольцевой дороги.
Я иду по пути созиданья,
Спотыкаясь о дверные пороги.
28.12.2005
5:03



***
Суженные зрачки, чёрная тушь,
Красная помада, высокие сапоги на шпильке,
Дешёвый героин, и больше ничего не надо
Для твоего описания.
Но все-таки ты достойна внимания.
Ты снимаешь комнату в районе порта,
Тебе семнадцать, а уже два аборта.
Одежда сверкает лоском,
Сегодня ты на Большом,
завтра на Каменностровском.
Сутенёры, клиенты, всякий сброд,
На улице ветер кусает и рвёт.
Ты приехала из провинции,
Отец сидит, мать бухает,
В соответствии с русской традицией,
Всё вполне банально.
Ты пускаешь себя в расход,
Получая очередной приход.
И, закончив рабочий день,
Ты идёшь на rave-party в «Тоннель».
Там обливаешь себя неоном,
Потом уходишь с каким-нибудь гандоном,
Ебёшься, думаешь, нашла то, что надо-
Стала обычной шлюхой из Ленинграда.

Утро. Солнечный луч. Дыхание весны.
Вспомни свои детские сны,
Вспомни дорогу в лучах заката,
Вспомни, как разноцветная вата
Радуги играла с тобой,
Вспомни балтийский прибой.
Неужели этого мало,
Чтобы понять, что ты всё потеряла.
27 января 2007г.
3:33
(DXM)





***
Стон водонапорной вышки.
В промзоне горят покрышки,
Очередное наебалово весны
Сегодня мне снятся оранжевые сны.
Сны о лете клочка бумаги смятого,
Сны о ёбанном лете 2000 пятого.

Я вижу луч любви,
Преломляющийся в горлышке бутылки,
Бухло вперемешку с блядьми
Столбы, как воткнутые в землю вилки.

Грязь электричек, закаты, туманы,
Восходы над болотом
и над рабочим районом.
Мысли, рифмы, фразы, потерянные где-то
В осколках прошлого лета.
12 marta 2006
01.01



***
Белая ночь покрыла город
Серой, скучной краской.
Парки, заводы, дороги
Покрыла старательно,
Покрыла таких же серых, как она
Питерских обывателей:
Инженеров, сантехников, докторов,
Гопоту, бомжей и Ментов.

Оставляю одно лишь послание:
СВОБОДА-ЭТО НЕ ПРОФЕССИЯ,
СВОБОДА-ЭТО ПРИЗВАНИЕ!!!
22.06.2006 02.42



***
Чтобы стать настоящим поэтом
Нужно первое: жить,
Потому что мёртвые стихов не пишут.
Второе:
Нужно чётко чувствовать ритм,
Голос пространства слышать.
Третье (намного проще):
Нужно пить водку и лапать женщин,
И, разумеется, описывать
это в подробностях.
А ещё путешествовать,
и тоже это описывать,
то есть снимать отпечаток с глаз,
а не сливать мочу в унитаз.
И ещё нужно немного таланта…..
1:36 18.11.2006